Рус | Eng

Что движет Интернетом вещей?

Что движет Интернетом вещей?

Появление Интернета вещей во многом стало результатом двух тенденций – цифровой трансформации и сетевого взаимодействия, которые стремительно расширили мир возможностей, созданных современным компьютером.

Цифровую трансформацию можно описать как отображение и дополнение нашего физического мира единицами и нолями. Многократные волны цифровой трансформации превратили все аналоговое в новые элементы, способные обрабатывать информацию в цифровом виде, объединяя все в расширяющуюся экосистему «вещей», понятную для всех. Пленочные камеры стали цифровыми, аналоговые телефоны вместо постоянных звуковых волн отправляют цифровой аудиосигнал, а вся телеиндустрия стала огромной коллекцией цифровых телевизионных устройств.

Интернет вещей представляет новую волну цифровой трансформации. Но если в прошлый раз она касалась устройств, которые производили или передавали аналоговую информацию, то сейчас будут затронуты все «глупые» и несетевые вещи. Термин «демократизация данных», придуманный Вэлом Вэрианом для описания смены акцентов с организации на личность (как творца цифровых данных) в 1990-х, сейчас включает все вещи. В отчете 2000 года, описывающем количество информации, ежегодно создаваемой по всему миру, Вэриан и его коллеги написали:

— Столетие назад среднестатистический человек мог создать и получить доступ к небольшому количеству информации. Сейчас обычный человек не только имеет доступ к огромным коллекциям данных, но и может создать целые гигабайты самостоятельно и публиковать все через Интернет.

Сегодня обычные вещи не только имеют доступ к данным, созданным людьми и компаниями, но и могут сами создавать терабайты информации и передавать ее другим вещам, людям, компаниям. Интернет вещей расширяет демократию данных, чтобы охватить все программное обеспечение в мире.

Процесс примечателен тем, что отдельные люди могут не только создавать и потреблять информацию, но и активно взаимодействовать друг с другом. И здесь вступает в силу вторая тенденция – сетевое взаимодействие – улучшающая то, как мы живем и работаем.

Сетевой эффект подтверждает идею о том, что ценность продуктов/услуг зависит от того, сколько людей ими пользуются. Этот принцип впервые ассоциировали с телефоном – чем больше людей с мобильными, тем более ценны они для каждого владельца, а недавно это нашло применение в соцсетях, таких как Facebook. Когда Боб Меткалф соосновал 3Com для производства и продажи карт Ethernet, он описал этот принцип, что позже стало известно как «Закон Меткалфа». В 1983 году, пытаясь найти способ убедить клиентов покупать дополнительные карты по 1000 долларов, он сказал: «Если сеть слишком маленькая, её стоимость превышает ценность, но если она набирает достаточный объем, то нет никаких ограничений». Он даже написал математическую формулу, доказывающую, что ценность сети прямо пропорциональна количеству «совместимых устройств коммуникации».

И хотя в последнее время Закон Меткалфа и сетевой эффект обсуждались только с точки зрения количества пользователей (что отображается в больших соцсетях вроде Facebook, Twitter, Instagram и WhatsApp), Интернет вещей возвращает нас к вопросу совместимости устройств коммуникации. «Миллиарды встроенных микроконтроллеров изготавливаются каждый год, и большинство из них – сетевые, – добавляет Меткалф. – Интернет вещей подразумевает, что на передний план выходит сеть, а не вещи».

Интернет вещей – ещё одно дитя двух мастодонтов компьютерной эпохи: цифровой трансформации и сетевого взаимодействия. Язык единиц и нолей – общий язык, который будет создавать миллиарды дополнительных общих принципов, повышая ценность коммуникации и открывая новые возможности для улучшения качества жизни и труда.

Назад
Другие новости